Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Я... :)))

Главное просто...


Православие, - религия Божьей Любви.
Хочешь спастись?
Просто полюби не временное, а Вечное, ведь человек – это, по сути, то, что и кого он Любит.
Полюби в этой жизни Господа и ближнего своего, полюби Богослужение на котором уже зримо в виде Святых Тайн присутствует сам Господь, пожалей всем сердцем заблуждающихся и согрешающих, прогнав из сердца раздражение и неприязнь, и ты уже здесь, на этой Земле сможешь ощутить себя в Раю.
Бог хочет, чтобы мы спаслись, если и человек всем сердцем хочет этого, - он уже спасен.
Если же сердце занимают лишь временные плотские утехи: богатство, секс, развлечения, вкусная еда, машины, алкоголь, табак, а в Божьем Храме тяжело и скучно, то и в вечности все эти страсти будут продолжать тревожить душу.
А так как этого всего в реальности уже не будет, то и безжалостно терзать, как и терзает ныне "ломка" эротомана, алкоголика, курильщика или наркомана.
Это и есть собственноручно сотворенный человеком Ад, который можно ощутить уже и в этой жизни.
И именно поэтому церковные посты – не бессмысленное ущемление человеческой свободы, а добровольная подготовка к существованию в мире без убийств и грешных плотских развлечений.
И даже неизбежная старость – не наказание, а дар Божий, дающий нам возможность отвыкнуть от людских страстей перед переходом в Вечность.

P.S.

Откуда у людей столько уверенности, что они будут с Богом после кончины, если в этом мире им рядом с Богом скучно и ПЛОХО?
Скучно и ПЛОХО в храме Божием, ПЛОХО и скучно молится дома, ПЛОХО даже там где БОГ является зримо в Теле и Крови Христовой в литургической Чаше.
Почему если ПЛОХО здесь, не будет ПЛОХО и ТАМ?

"Услышав это, некто из возлежащих с Ним сказал Ему:
блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Божием!
Он же сказал ему: один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже всё готово.
И начали все, как бы сговорившись, извиняться.
Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня.
Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня.
Третий сказал: я женился и потому не могу прийти...
Сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных...
Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником...
Соль - добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее?
Ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее.
Кто имеет уши слышать, да слышит!"

(Лк. 14, 15-20, 24, 26, 34-35).
ВВП

Жесть


Образец талантливой пропаганды.
Якобы, - уличный арт в Минске, автор неизвестен.
Но лично мне не верится.
ВВП

Мясо на вилах



Не дай нам Бог увидеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный.» А.С. Пушкин

СВОБОДА.

Давайте про неё. Попробуем без политики и обличений. Без кликушества, типа

«Позор холуям и подонкам, стреляющим в свой народ!».

Не надо.

«Народ», как было справедливо замечено, сильное слово. Все злодеяния в мире - от имени и во имя народа. Поэтому давайте не от имени народа, а от себя лично. И потом, народ - он ведь с обеих сторон. Потому, что как вы не хитрите, противопоставляя народ и государство, но все госслужащие от Акакия Акакиевича до Государя, вся полиция, армия, флот, солдаты и офицеры, моряки и лётчики - это народ. Это мы.

И вот какая-то сила ставит нас друг против друга. С детских лет помню эпизод из советского(!) фильма про революцию. Идут мирные демонстранты. Впереди (случайно?) женщины с детьми.

Поют песню:

«Вставай, поднимайся рабочий народ...».

Улицу перегораживает цепь солдат. Толпа притормаживает, плотнеет. Офицер выходит вперёд, прижимает руки к груди:

«Братцы! Честью прошу: расходитесь! У меня приказ стрелять!».

Но остановиться уже невозможно: сзади напирают, выдавливая передние ряды на солдат. В офицера летят камни. Под свист и улюлюканье он бежит к солдатам, машет перчаткой. Залп. Давка, кровь. Крики: «Палачи! Убийцы!». Всё. Точка невозврата пройдена. Убитых детей не простят. Так было 9-го января.

Страшно? А будет ещё страшней. Будет Гражданская Война, расстрел царской семьи с разбиванием мертвых лиц прикладами, будут офицерские полки и Анка-пулемётчица, будут Петлюра и Батька Махно, Крым, Перекоп, Хлудов и Чарнота, Гришка Мелехов и Павка Корчагин.... Потом, естественно, разруха, голод, тиф, продразвёрстка, Швондер и ГорОчистка, раскулачивание и коллективизация... Беспризорники и храмы, превращённые в тюрьмы. Много всего будет. И ведь с обеих сторон будет НАРОД. Вы же не будете спорить, что, мол, Шариков с помойки - это народ, а Высоцкий с лошадью - не народ?

А убитые юнкера Вертинского - не народ? Самый что ни на есть народ, да ещё, пожалуй, лучшая его часть. А закончится всё диктатурой, долгой и жестокой. Скажете, это особенность русского народа, менталитет, мол, он такой - без царя никак? А где было по другому?

Помните Великую Французскую Революцию? Помните, как рубили головы и обезумевшая и ликующая толпа пила кровь? В буквальном смысле - это называлось «революционное причастие». Не дай нам Бог увидеть русский бунт...

А потом был император с абсолютной властью, Наполеон. Закон всех революций - приход диктатора. По другому не бывает потому, что только диктатор способен железной рукой загнать одуревший от крови и беззакония народ в стойла и казармы. И потребует - и ведь получит! - народную любовь. А мы потом будем спорить: кто виноват, кто первый начал... На чьей стороне была правда... Мы и через сто лет будем спорить, сейчас не надо. Давайте признаем очевидное: история всех революций показывает - будет хуже. Гораздо хуже. Если и не война, то раскол, противостояние, передел всего, появление сотен новых «лидеров», зовущих в разные стороны , полная «разруха в головах» и в экономике.

Вот я и хочу понять: если мы понимаем, что будет хуже, то какая сила вновь и вновь выводит тысячи людей на улицы и ставит их против солдат , юнкеров, казаков, ОМОНа? Невежество? Да, конечно. Ведь , в основном, это молодёжь. Они, конечно, не помнят ни русскую революцию, ни французскую, про Гришку Мелехова , как и про Отрепьева - не слыхали, беспризорных детей не видели, да и стрельбу из танков в центре Москвы не помнят. Плоды облегчённого образования. Легкомыслие? Безусловно. Им кажется - это игра такая. Весело! Интересно! Не думают они вовсе ни об экономике, ни о политике, ни о том, как устроено государство, ни о том, что будет дальше. Им здесь и сейчас. Вот мы, а вот менты. Даёшь!

Послушайте, а может, они просто зажрались? Да и не без этого. Посмотрите на них - все рослые, мясистые, все кил по 90! Тяжёлой работой не загружены - городские! Из тяжестей только гантели и тренажёры. Одеты хорошо, на электрических самокатах катаются. Куда силы молодецкие девать? Это на селе сейчас сенокос, уборка урожая, каждый погожий день ловить надо. А в городе-то как хорошо! Тепло, сухо, ровно, ни о скотине, ни о кормах, ни о дровах и думать не надо. В коротких штанишках, в кроссовках, с девчонками - айда!

Легкомыслие. Конечно, не думают они о кусках мяса на вилах - до этого далеко! До этого, безусловно, не дойдёт. Мы же не звери. А дом профсоюзов? До жареного мяса далеко? А разбитые прикладами лица девочек царской семьи? Мы же не звери? Не дойдёт? Но ведь как-то доходит! Вот уже в постах: «Никакой пощады врагам свободы! Давить , как тараканов! Они понимают только силу!» « Кровавый тиран!» - знакомая лексика? Ещё чуть-чуть и слово «СМЕРТЬ!» прозвучит в этих призывах! КРОВАВЫЙ тиран - кто? Государь Николай? Янукович? Батька?

Только давайте без этого: они первые начали! Менты - звери! Всё начинается с этого деления: МЫ и ОНИ. Мы - хорошие, умные, свободные; ОНИ - холуи и подонки. ОМОН? Юнкера? Подонки? Каково солдату стоять в цепи против многотысячной толпы? Кожей своей чувствовать, как эта толпа накаляется, наливается злобой - в том числе и от твоего бездействия? Что ещё чуть-чуть, и этот многотонный зверь двинется вперёд, опрокинет и растопчет тебя как бумажную куклу?

Давно уже поняли: толпа - это особое существо со своей психологией, своим поведением, своей моралью. По отдельности - никто не хотел, да и помыслить не мог! А все вместе - сделали и не поперхнулись. Но, послушайте, во имя чего? Ведь у них, кажется, всё есть. Как было справедливо замечено, на самокатах в шортиках катаются и сыты, и обуты, и трудом не перегружены. Ведь невежество, легкомыслие, жажда романтики и адреналина - это не цель, это сопутствующие диагнозы. Какая такая сила ведёт их на баррикады? Что или кто воодушевляет, окрыляет и делает их готовыми проливать кровь? Причём, заметим, не только да и не столько свою? Имя? Да вот же оно: СВОБОДА. Вот он, главный провокатор всех революций и общего озверения. Ничуть и не прячется и не боится - кто посмеет на неё посягнуть? Она - абсолютная, непререкаемая ценность, она стоит с факелом над миром, она несёт свет! Она гордый сокол, она - Данко с пылающим сердцем, пусть сильнее грянет буря! Мы не рабы! Как можно подвергать её ценность сомнению? Её можно только воспевать.

А давайте не побоимся.... и подвергнем! Чего мы боимся? Ведь мы так бесстрашно подвергаем сомнению и власть, и Церковь, и Веру, и даже Бога! И природу человеческую, добавляя к мужчинам и женщинам ещё десяток полов. А тут боимся? Да, боязно. Непростая это особа. Вот она с факелом освещает нам путь, а вот она с голыми сиськами на баррикадах и вокруг неё уже горы трупов. И «К топору зовите Русь!» - это тоже она.

Осторожнее с ней надо. К топору? К этим вот вилам? А во имя чего, позвольте спросить? А всё во имя неё и её именем. Правда, тогда на баррикадах в Париже, с ней рядом на равных шли «Равенство» и «Братство», но... сейчас о них уже и не помнят. Потом так же рядом шли «Мир народам, Земля крестьянам, Фабрики рабочим» и всякая шелупонь типа «Отдание чести отменяется» и «Долой стыд!», но уже совсем недолго.

Были ещё «Идеалы мира и прогресса», но тоже пропали. Сейчас рядом с ней стоят «Демократия» и «Права человека» , и, простите, несколько пошловатое «Процветание»; и все они кажутся несокрушимыми, но.... поверьте, и они смертны! Бессмертна только она, Свобода. Она легко меняет и бросает своих любовников и так же легко исчезает сама. Все бьются за неё, но никто ей не обладает, она сама владеет всеми, она абсолютна и самодостаточна. Она величайшая обманщица. Зовёт в «светлое царство» - а там гильотины, виселицы и ЧК, обещает мир - и братоубийственная война, говорит о «процветании» - и даёт нищету и голод. Она всегда приводит нас ровно к обратному результату. Да иначе и быть не может!

Вспомним, кто был первым в Истории Мироздания борцом за свободу, кто первым восстал против единовластия? Его имя переводится как - Лжец, Клеветник; «он есть ложь и отец лжи». У него есть и другие имена: «Повелитель Мух» и «Несущий Свет». Чего же мы так легко становимся мухами и летим на этот «свет»? Ведь нас с детства приучают к послушанию и порядку. Это можно, а это нельзя. И не всегда могут объяснить - почему. Нельзя играть со спичками. Нельзя ходить без штанов, пукать в храме, смеяться над убогими, кидаться едой....

А многое , чего не хочется - надо. Надо, надо умываться по утрам и вечерам. Да ещё и холодной водой. Надо рано вставать, есть кашу, ходить в школу, делать уроки. А дальше - больше: работа (скучная), начальство (всегда глупое), всюду дисциплина и субординация. Не говоря уже о воинской службе. Послушайте, да ведь вся наша жизнь, наша цивилизация держится на этом! Монашеская жизнь в любом монастыре мира начинается с послушания. И , знаете, говорят, что это и есть путь к свободе. Только долгий и трудный, вот беда! И Свобода какая-то другая - без пальбы и криков.

А ведь мы хотим легко и сразу. Ведь как просто: идёшь в общей массе, чувствуя себя частью огромной силы и - свободен! От чего? Да от всего! От каши, от уроков, от дурака начальника, от условностей и предрассудков, от неизвестно кем установленных норм поведения и приличия, от буржуазной морали, от ложного стыда, от законов консервативного и лицемерного общества - вперёд! И слово «Свобода» играет в крови как шампанское! И прочь с дороги: сомнём и растопчем! Но куда это - вперёд? И дальше- как? Ах, не надо об этом! Я не знаю - куда и как. Но вон тот, впереди, с кепкой в кулаке - он знает! Вон он, вон - с бородкой... Или вон тот - в клетчатом пиджаке и пенсне треснутое... Они знают путь, они несут свет! А мы просто за ними, с арматурой... С винтовкой... С вилами... В светлое царство... Наше дело - дорогу расчистить, строить будут другие... В белых перчаточках это не делается... Свободу без крови не добудешь... Шампанское уже не берёт, уже и самогону мало! И вот уже вместо вчерашнего романтика с крыльями за спиной сидит опухший алкоголик и ворочает тяжёлым взглядом:

«Чего это вчера было-то? Козырно погуляли... Похмелиться бы... Дай!»

Свободы много не бывает? Ещё как бывает. Только никто не сделает вас ни свободными, ни счастливыми. Это ваш путь, путь каждого. Не пытайтесь переложить его на кого-то другого, который знает. Он врёт, он не знает, как надо. Но, позвольте, говорите вы, нас ведь обманывают, обворовывают, предают... Ну, во-первых, скорее всего, вам так кажется. Нечего у вас красть. Во-вторых, это не повод самому нарушать закон. Помните, как говорил профессор Преображенский: « На преступления, мой друг, не идите никогда. Постарайтесь прожить эту жизнь с чистой совестью.». Мы не рабы? Не слуги? Что - никому? Ни Богу, ни Царю, ни Отечеству?

Печально, ежели так. Гордиться тут нечем. У них, у рабов и послушников, на Соловках персики росли и форель в ручьях. А победившие борцы за свободу ничего, кроме концлагеря, сделать там не смогли. Но всё-таки, как же без неё, без Свободы? Да не переживайте за неё! Не надо! Никуда она от нас не денется. По своей человеческой слабости мы без неё не можем. Только держите её в рамках. Не ходите с сиськами на баррикады. Не делайте из неё святыню, абсолютную ценность.

Как мудро сказано в Домострое: Пей вино, но не упивайся. Спирту «Роялю» не надо. Ограничьте свои аппетиты. Мы и так многое себе позволяем. С голыми жопами по сцене бегаем, неграм ботинки целуем, в Храме норовим сплясать... А это уже даже и не Свобода, а некоторая, простите, вольность. Не надо так. Мы же не «королевские жирафы» и не в театре. Соблюдайте приличия! Давайте не будем. Дорогие мои, хорошие....

Давайте без мяса на вилах.

Юрий Иванович Борзов.

Via: Евгений Додолев

Я... :)))

Гарвардская речь Солженицына


Александр Солженицын

Гарвардская речь.

Девиз вашего университета - "Veritas".
И некоторые из вас уже знают, а другие узнают на протяжении жизни, что Истина мгновенно ускользает, как только ослабится напряжённость нашего взора, - и при этом оставляет нас в иллюзии, что мы продолжаем ей следовать. От этого вспыхивают многие разногласия. И ещё: истина редко бывает сладкой, а почти всегда горькой. Этой горечи не избежать и в сегодняшней речи, - но я приношу её не как противник, но как друг.

Три года назад в Соединённых Штатах мне тоже пришлось говорить такое, от чего отталкивались, не хотели принять, - а сейчас согласились многие.

Раскол сегодняшнего мира доступен даже поспешному взгляду. Любой наш современник легко различает две мировые силы, каждая из которых уже способна нацело уничтожить другую. Но понимание раскола часто и ограничивается этим политическим представлением: иллюзией, что опасность может быть устранена удачными дипломатическими переговорами или равновесием вооружённых сил. На самом деле мир расколот и глубже, и отчуждённей, и большим числом трещин, чем это видно первому взгляду, - и этот многообразный глубокий раскол грозит всем нам разнообразной же гибелью. По той древней истине, что не может стоять царство - вот, наша Земля, - разделившееся в себе.

Есть понятие "третий мир", и, значит, уже три мира. Но их несомненно больше, мы не доглядываем издали. Всякая древняя устоявшаяся самостоятельная культура, да ещё широкая по земной поверхности, уже составляет самостоятельный мир, полный загадок и неожиданностей для западного мышления. Таковы по меньшему счёту Китай, Индия, Мусульманский мир и Африка, если два последние можно с приближением рассматривать собранно. Такова была тысячу лет Россия, - хотя западное мышление с систематической ошибкой отказывало ей в самостоятельности и потому никогда не понимало, как не понимает и сегодня в её коммунистическом плену. И если Япония в последние десятилетия всё более стала "дальним Западом", всё тесней примкнула к Западу (судить не берусь), то, например, Израиль я бы не отнёс к западному миру хотя бы по тому решающему обстоятельству, что его государственный строй принципиально связан с религией.

Как ещё сравнительно недавно маленький новоевропейский мирок легко захватывал колонии во всём мире, не только не предвидя серьёзного сопротивления, но обычно презирая какие-либо возможные ценности в мироощущении тех народов! Успех казался ошеломляющим, не знал географических границ. Западное общество развёртывалось как торжество человеческой независимости и могущества. И вдруг в XX веке так ясно обнаружилось, что оно хрупко и обрывчато. И теперь мы видим, каким коротким, шатким оказалось это завоевание (очевидно свидетельствуя и о пороках того западного миросознания, которое на эти завоевания вело). Сейчас соотношение с бывшим колониальным миром обратилось в свою противоположность, и западный мир нередко переходит к крайностям угодливости, - однако трудно прогнозировать, как ещё велик будет счёт этих бывших колониальных стран к Западу и хватит ли ему откупиться, отдав не только последние колониальные земли, но даже всё своё достояние.

* * *

Всё же длящееся ослепление превосходства поддерживает представление, что всем обширным областям на нашей планете следует развиваться и доразвиться до нынешних западных систем, теоретически наивысших, практически наиболее привлекательных; что все те миры только временно удерживаются - злыми правителями, или тяжёлыми расстройствами, или варварством и непониманием - от того, чтоб устремиться по пути западной многопартийной демократии и перенять западный образ жизни. И страны оцениваются по тому, насколько они успели продвинуться этим путём. Но такое представление выросло, напротив, на западном непонимании сущности остальных миров, на том, что все они ошибочно измеряются западным измерительным прибором. Картина развития планеты мало похожа на это (...)

Когда создавались современные западные государства, то провозглашался принцип: правительство должно служить человеку, а человек живёт на земле для того, чтоб иметь свободу и стремиться к счастью (смотри, например, американскую декларацию независимости). И вот наконец в последние десятилетия технический и социальный прогрессы дали осуществить ожидаемое: государство всеобщего благосостояния. Каждый гражданин получил желанную свободу и такое количество и качество физических благ, которые по теории должны были бы обеспечить его счастье - в том сниженном понимании, как в эти же десятилетия создалось. (Упущена лишь психологическая подробность: постоянное желание иметь ещё больше и лучше и напряжённая борьба за это запечатлеваются на многих западных лицах озабоченностью и даже угнетением, хотя выражения эти принято тщательно скрывать. Это активное напряжённое соревнование захватывает все мысли человека и вовсе не открывает свободного духовного развития.) Обеспечена независимость человека от многих видов государственного давления, обеспечен большинству комфорт, которого не могли представить отцы и деды, появилась возможность воспитывать в этих идеалах и молодёжь, звать и готовить её к физическому процветанию, счастью, владенью вещами, деньгами, досугом, почти к неограниченной свободе наслаждений, - и кто же бы теперь, зачем, почему должен был бы ото всего этого оторваться и рисковать драгоценной своей жизнью в защите блага общего и особенно в том туманном случае, когда безопасность собственного народа надо защищать в далёкой пока стране? Даже биология знает, что привычка к высокоблагополучной жизни не является преимуществом для живого существа. Сегодня и в жизни западного общества благополучие стало приоткрывать свою губящую маску.

Соответственно своим целям западное общество избрало и наиболее удобную для себя форму существования, которую я назвал бы юридической. Границы прав и правоты человека (очень широкие) определяются системою законов. В этом юридическом стоянии, движении и лавировании западные люди приобрели большой навык и стойкость. (Впрочем, законы так сложны, что простой человек беспомощен действовать в них без специалиста.) Любой конфликт решается юридически - и это есть высшая форма решения. Если человек прав юридически, - ничего выше не требуется. После этого никто не может указать ему на неполную правоту и склонять к самоограничению, к отказу от своих прав, просить о какой-либо жертве, бескорыстном риске - это выглядело бы просто нелепо. Добровольного самоограничения почти не встретишь: все стремятся к экспансии, доколе уже хрустят юридические рамки. (Юридически безупречны нефтяные компании, покупая изобретение нового вида энергии, чтобы ему не действовать. Юридически безупречны отравители продуктов, удолжая их сохранность: публике остаётся свобода их не покупать.)

Всю жизнь проведя под коммунизмом, я скажу: ужасно то общество, в котором вовсе нет беспристрастных юридических весов. Но общество, в котором нет других весов, кроме юридических, тоже мало достойно человека. (Аплодисменты.) Общество, ставшее на почву закона, но не выше, - слабо использует высоту человеческих возможностей. Право слишком холодно и формально, чтобы влиять на общество благодетельно. Когда вся жизнь пронизана отношениями юридическими, - создаётся атмосфера душевной посредственности, омертвляющая лучшие взлёты человека. (Апл.)

Перед испытаниями же грозящего века удержаться одними юридическими подпорками будет просто невозможно.

* * *

В сегодняшнем западном обществе открылось неравновесие между свободой для добрых дел и свободой для дел худых. И государственный деятель, который хочет для своей страны провести крупное созидательное дело, вынужден двигаться осмотрительными, даже робкими шагами, он всё время облеплен тысячами поспешливых (и безответственных) критиков, его всё время одёргивает пресса и парламент. Ему нужно доказать высокую безупречность и оправданность каждого шага. По сути, человек выдающийся, великий, с необычными неожиданными мерами, проявиться вообще не может - ему в самом начале подставят десять подножек. Так под видом демократического ограничения торжествует посредственность.

Подрыв административной власти повсюду доступен и свободен, и все власти западных стран резко ослабли. Защита прав личности доведена до той крайности, что уже становится беззащитным само общество (апл.)... от иных личностей, - и на Западе приспела пора отстаивать уже не столько права людей, сколько их обязанности. (Апл.)

Напротив, свобода разрушительная, свобода безответственная получила самые широкие просторы. Общество оказалось слабо защищено от бездн человеческого падения, например от злоупотребления свободой для морального насилия над юношеством, вроде фильмов с порнографией, преступностью или бесовщиной (апл.): все они попали в область свободы и теоретически уравновешиваются свободой юношества их не воспринимать. Так юридическая жизнь оказалась не способна защитить себя от разъедающего зла.

Что же говорить о тёмных просторах прямой преступности? Широта юридических рамок (особенно американских) поощряет не только свободу личности, но и некоторые преступления её, даёт преступнику возможность остаться безнаказанным или получить незаслуженное снисхождение - при поддержке тысячи общественных защитников. Если где власти берутся строго искоренять терроризм, то общественность тут же обвиняет их, что они нарушили гражданские права бандитов. (Апл.) Немало подобных примеров.

Весь этот переклон свободы в сторону зла создавался постепенно, но первичная основа ему, очевидно, была положена гуманистическим человеколюбивым представлением, что человек, хозяин этого мира, не несёт в себе внутреннего зла, все пороки жизни происходят лишь от неверных социальных систем, которые и должны быть исправлены. Странно, вот на Западе достигнуты наилучшие социальные условия, - а преступность несомненно велика и значительно больше, чем в нищем и беззаконном советском обществе (...)

* * *

Безо всякой цензуры на Западе осуществляется придирчивый отбор мыслей модных от мыслей немодных - и последние, хотя никем не запрещены, не имеют реального пути ни в периодической прессе, ни через книги, ни с университетских кафедр. (Апл.) Дух ваших исследователей свободен юридически - но обставлен идолами сегодняшней моды. Не прямым насилием, как на Востоке, но этим отбором моды, необходимостью угождать массовым стандартам устраняются от вклада в общественную жизнь наиболее самостоятельно думающие личности, появляются опасные черты стадности, закрывающей эффективное развитие. В Америке мне приходилось получать письма замечательно умных людей, какого-нибудь профессора дальнего провинциального колледжа, который много способствовал бы освежению и спасению своей страны, - но страна не может его услышать: его не подхватит media. Так создаются сильные массовые предубеждения, слепота, опасная в наш динамичный век. Например, иллюзорное понимание современного мирового положения - такой окаменелый панцырь вокруг голов, что через него уже не проникает ничей человеческий голос из 17 стран Восточной Европы и Восточной Азии, - а только проломит его неизбежный лом событий.

Я перечислил несколько черт западной жизни, которые поражают человека, пришедшего в этот мир понову. Размеры и задачи этой речи не позволяют продолжить обзор: как эти особенности западного общества отражаются на таких важных сторонах национального существования, как образование начальное, образование высшее гуманитарное и искусство.

* * *

Почти все признают, что Запад указывает всему миру выгодный экономический путь развития, последнее время сбиваемый, правда, хаотической инфляцией. Но и многие живущие на Западе недовольны своим обществом, презирают его или упрекают, что оно уже не соответствует уровню, к которому созрело человечество. И многих это заставляет колебнуться в сторону ложного и опасного течения социализма.

Я надеюсь, никто из присутствующих не заподозрит, что я провёл эту частную критику западной системы для того, чтобы выдвинуть взамен идею социализма. (Апл.) Нет, с опытом страны осуществлённого социализма я во всяком случае не предложу социалистическую альтернативу. Что социализм всякий вообще и во всех оттенках ведёт ко всеобщему уничтожению духовной сущности человека и нивелированию человечества в смерть, - глубоким историческим анализом показал математик академик Шафаревич в своей блестяще аргументированной книге "Социализм"; скоро два года, как она опубликована во Франции, - но ещё никто не нашёлся ответить на неё. В близком времени она будет опубликована и в Америке.

Но если меня спросят, напротив: хочу ли я предложить своей стране в качестве образца сегодняшний Запад, как он есть, я должен буду откровенно ответить: нет, ваше общество я не мог бы рекомендовать как идеал для преобразования нашего. Для того богатого душевного развития, которое уже выстрадано нашею страною в этом веке, - западная система в её нынешнем, духовно-истощённом виде не представляется заманчивой. Даже перечисленные особенности вашей жизни приводят в крайнее огорчение.

Несомненный факт: расслабление человеческих характеров на Западе и укрепление их на Востоке. За шесть десятилетий наш народ, за три десятилетия - народы Восточной Европы прошли душевную школу, намного опережающую западный опыт. Сложно и смертно давящая жизнь выработала характеры более сильные, более глубокие и интересные, чем благополучная регламентированная жизнь Запада. Поэтому для нашего общества обращение в ваше означало бы в чём повышение, а в чём и понижение, - и в очень дорогом. Да, невозможно оставаться обществу в такой бездне беззакония, как у нас, но и ничтожно ему оставаться на такой бездушевной юридической гладкости, как у вас. Душа человека, исстрадавшаяся под десятилетиями насилия, тянется к чему-то более высокому, более тёплому, более чистому, чем может предложить нам сегодняшнее западное массовое существование, как визитной карточкой предпосылаемое отвратным напором реклам, одурением телевидения и непереносимой музыкой. (Апл.)

И это всё видно глазам многих наблюдателей, изо всех миров нашей планеты. Западный образ существования всё менее имеет перспективу стать ведущим образцом.

Бывают симптоматичные предупреждения, которые посылает история угрожаемому или гибнущему обществу: например, падение искусств или отсутствие великих государственных деятелей. Иногда предупреждения бывают и совсем ощутимыми, вполне прямыми: центр вашей демократии и культуры на несколько часов остаётся без электричества - всего-то, - и сразу целые толпы американских граждан бросаются грабить и насиловать. Такова толщина плёнки! Такова непрочность общественного строя и отсутствие внутреннего здоровья в нём (...)

Как сложилось нынешнее невыгодное соотношение? От своего триумфального шествия - каким образом западный мир впал в такую немощь? Были в его развитии губительные переломы, потеря взятого курса? Да как будто нет. Запад только прогрессировал и прогрессировал в объявленном направлении, об руку с
блистательным техническим Прогрессом. И вдруг оказался в нынешней слабости.

И тогда остаётся искать ошибку в самом корне, в основе мышления Нового Времени. Я имею в виду то господствующее на Западе миросознание, которое родилось в Возрождение, а в политические формы отлилось с эпохи Просвещения, легло в основу всех государственных и общественных наук и может быть названо рационалистическим гуманизмом либо гуманистической автономностью - провозглашённой и проводимой автономностью человека от всякой высшей над ним силы. Либо, иначе, антропоцентризмом - представлением о человеке как о центре существующего.

Сам по себе поворот Возрождения был, очевидно, исторически неизбежен: Средние Века исчерпали себя, стали невыносимы деспотическим подавлением физической природы человека в пользу духовной. Но и мы отринулись из Духа в Материю - несоразмерно, непомерно. Гуманистическое сознание, заявившее себя нашим руководителем, не признало в человеке внутреннего зла, не признало за человеком иных задач выше земного счастья и положило в основу современной западной цивилизации опасный уклон преклонения перед человеком и его материальными потребностями. За пределами физического благополучия и накопления материальных благ все другие, более тонкие и высокие, особенности и потребности человека остались вне
внимания государственных устройств и социальных систем, как если бы человек не имел более высокого
смысла жизни. Так и оставлены были сквозняки для зла, которые сегодня и продувают свободно. Сама по себе обнажённая свобода никак не решает всех проблем человеческого существования, а во множестве ставит новые.

Но всё же в ранних демократиях, также и в американской при её рождении, все права признавались за личностью лишь как за Божьим творением, то есть свобода вручалась личности условно, в предположении её постоянной религиозной ответственности, - таково было наследие предыдущего тысячелетия. Ещё 200 лет назад в Америке, да даже и 50 лет назад, казалось невозможным, чтобы человек получил необузданную свободу - просто так, для своих страстей. Однако с тех пор во всех западных странах это ограничение выветрилось, произошло окончательное освобождение от морального наследства христианских веков с их большими запасами то милости, то жертвы, и государственные системы принимали всё более законченный материалистический вид. Запад наконец отстоял права человека, и даже с избытком, - но совсем поблекло сознание ответственности человека перед Богом и обществом. В самые последние десятилетия этот юридический эгоизм западного мироощущения окончательно достигнут - и мир оказался в жестоком духовном кризисе и политическом тупике. И все технические достижения прославленного Прогресса, вместе и с Космосом, не искупили той моральной нищеты, в которую впал XX век и которую нельзя было предположить, глядя даже из XIX-го (...)

* * *

Я не разбираю случая всемирной военной катастрофы из тех изменений общества, которые она бы вызвала. Но, пока мы ежедневно пробуждаемся под спокойным солнцем, мы обязаны вести и ежедневную жизнь. А есть катастрофа, которая наступила уже изрядно: это - катастрофа гуманистического автономного безрелигиозного сознания.

Мерою всех вещей на Земле оно поставило человека - несовершенного человека, никогда не свободного от самолюбия, корыстолюбия, зависти, тщеславия и десятков других пороков. И вот ошибки, не оцененные в начале пути, теперь мстят за себя. Путь, пройденный от Возрождения, обогатил нас опытом, но мы утеряли то Целое, Высшее, когда-то полагавшее предел нашим страстям и безответственности. Слишком много надежд мы отдали политико-социальным преобразованиям, - а оказалось, что у нас отбирают самое драгоценное, что у нас есть: нашу внутреннюю жизнь. На Востоке её вытаптывает партийный базар, на Западе коммерческий. (Апл.) Вот каков кризис: не то даже страшно, что мир расколот, но что у главных расколотых частей его - сходная болезнь.

Если бы, как декларировал гуманизм, человек был рождён только для счастья, - он не был бы рождён и для смерти. Но оттого, что он телесно обречён смерти, его земная задача, очевидно, духовней: не захлёб повседневностью, не наилучшие способы добывания благ, а потом весёлого проживания их, но несение постоянного и трудного долга, так что весь жизненный путь становится опытом главным образом нравственного возвышения (апл.): покинуть жизнь существом более высоким, чем начинал её. Неизбежно пересмотреть шкалу распространённых человеческих ценностей и изумиться неправильности её сегодня. Невозможно, чтоб оценка деятельности президента сводилась бы к тому, какова твоя заработная плата и не ограничен ли в продаже бензин. (Апл.) Только добровольное воспитание в самих себе светлого самоограничения возвышает людей над материальным потоком мира. Держаться сегодня за окостеневшие формулы эпохи Просвещения - ретроградство. Эта социальная догматика оставляет нас беспомощными в испытаниях нынешнего века.

Если и минет нас военная гибель, то неизбежно наша жизнь не останется теперешней, чтоб не погибнуть сама по себе. Нам не избежать пересмотреть фундаментальные определения человеческой жизни и человеческого общества: действительно ли превыше всего человек и нет над ним Высшего Духа? верно ли, что жизнь человека и деятельность общества должны более всего определяться материальной экспансией? допустимо ли развивать её в ущерб нашей целостной внутренней жизни?

Если не к гибели, то мир подошёл сейчас к повороту истории, по значению равному повороту от Средних Веков к Возрождению, - и потребует от нас духовной вспышки, подъёма на новую высоту обзора, на новый уровень жизни, где не будет, как в Средние Века, предана проклятью наша физическая природа, но и тем более не будет, как в Новейшее время, растоптана наша духовная. (Апл.)

Этот подъём подобен восхождению на следующую антропологическую ступень. И ни у кого на Земле не осталось другого выхода, как - вверх. (Аплодисменты.)

8 июня 1978 г.

Я... :)))

Путь вверх



Самоограничение отдельных людей много раз наблюдено, описано, хорошо всем известно. (Не говоря уже, как оно приятно окружающим в быту, – оно может иметь для человека универсально-полезный характер и во всех областях его деятельности). Но, сколько знаю, не проводило последовательно самоограничения никакое государственное образование и такой задачи в общем виде себе не ставило. A когда ставило в худую минуту в частной области (продовольствие, топливо и др.), то отлично себя самоограничение оправдывало.

Всякий профессиональный союз и всякий концерн добивается любыми средствами занять наиболее выгодное положение в экономике, всякая фирма – непрерывно расширяться, всякая партия – вести свое государство, среднее государство – стать великим, великое – владеть мiром.

Мы с большой охотой порываемся ограничить других, тем только и заняты все политики, но сегодня высмеян будет тот, кто предложит партии или государству ограничить себя – при отсутствии вынуждающей силы, по одному этическому зову. Мы напряженно следим, сторожим, как обуздать непомерную жадность другого, но не слышно отказов от непомерной жадности своей. Не раз уже дала нам история примеры кровопролитий, когда была обуздана жадность меньшинства, – но кто и как обуздает распаленную жадность большинства? Ведь только – оно само.

А мысль об общественном самоограничении – не нова. Вот мы находим ее столетие назад у таких последовательных христиан, как русские старообрядцы. В их журнале «Истина» (Йоганисбург, 1867, № 1) в статье К. Голубова, корреспондента Огарева и Герцена, читаем:

«Своей безнравственною борзостию подчиняется народ злостраданию. Не то есть истинное благо, которое достигается путем восстаний и отьятия: это скорее будет бесчиние развратной совести; но то есть истинное прочное благо, которое достигается дальновидным самостеснением» (выделено мною. – А. С.).

И в другом месте:

«Кроме самостеснения нет истинной свободы человеческой».

(!) После западного идеала неограниченной свободы, после марксистского понятия свободы как осознанно-неизбежного ярма, – вот воистину христианское определение свободы: свобода – это САМОСТЕСНЕНИЕ! самостеснение – ради других!

Такой принцип – однажды понятый и принятый, вообще переключает нас – отдельных людей, все виды наших ассоциаций, общества и нации, – с развития внешнего на внутреннее, и тем углубляет нас духовно.

Поворот к развитию внутреннему, перевес внутреннего над внешним, если он произойдет, будет великий поворот человечества, сравнимый с поворотом от Средних Веков к Bозрождению. Изменится не только направление интересов и деятельности людей, но и самый характер человеческого существа (от духовной разбросанности к духовной сосредоточенности), тем более – характер человеческих обществ. Если процессу этому суждено где-то пройти революционно, то революции эти будут не прежние – физические, кровопролитные и никогда не благодатные, но революции нравственные, где нужны и отвага и жертва, но не жестокость, – некий новый феномен человеческой истории, еще неизвестный, еще никем не провидимый в четких ясных формах. Рассмотрение всего этого выходит за рамки нашей статьи.

Но и в материальной сфере такой поворот отметно скажется. Человеку – не выколачиваться в жажде всё большего и большего заработка и захвата, но экономно, разумно, бессумятно тратить то, что у него есть. Государству – не как сейчас, не применять силу даже иногда без ясной цели, если где давится – непременно дави, если какая стенка поддается передвижке – передвигай, но и между государствами принять индивидуальную мораль: не делай другому, чего не хотел бы себе; но – углубленно осваивать то, что имеешь. Только так и может создаться упорядоченная жизнь на планете.

Понятие о неограниченной свободе возникло в тесной связи с ложным, как мы теперь узнали, понятием бесконечного прогресса. Такой прогресс невозможен на нашей ограниченной Земле с ограниченными поверхностями и ресурсами. Перестать толкаться и самостесниться всё равно неизбежно: при бурном росте населения нас к этому скоро вынудит сама матушка Земля. Но насколько было бы духовно ценней и субъективно легче принять принцип самоограничения – прежде того, дальновидным самостеснением.

Нелегок будет такой поворот западной свободной экономике, это революционная ломка, полная перестройка всех представлений и целей: от непрерывного прогресса перейти к стабильной экономике, не имеющей никакого развития в территории, объемах и темпах (а лишь – в технологии, и то успехи ее отсеиваются весьма придирчиво). Значит, отказаться от заразы внешней экспансии, от рыска за новыми и новыми рынками сырья и сбыта, от роста производственных площадей, количества продукции, от всей безумной гонки наживы, рекламы и перемен. Стимул к самоограничению еще никогда не существовал в буржуазной экономике, но как легко и как давно он мог быть сформулирован из нравственных соображений! Исходные понятия – частной собственности, частной экономической инициативы – природны человеку, и нужны для личной свободы его и нормального самочувствия, и благодетельны были бы для общества, если бы только... если бы только носители их на первом же пороге развития самоограничились, а не доводили бы размеров и напора своей собственности и корысти до социального зла, вызвавшего столько справедливого гнева, не пытались бы покупать власть, подчинять прессу. Именно в ответ на бесстыдство неограниченной наживы развился и весь социализм.

Но русскому автору сегодня – не этими заботами голову ломать. Аспектов самоограничения – международных, политических, культурных, национальных, социальных, партийных – тьма. Нам бы, русским, разобраться со своими.

И показать пример широкой души. Небесплодности раскаяния.

В той надежде и вере я и пишу эту статью.


А.И.Солженицын. «Раскаяние и самоограничение как категории национальной жизни».
Ноябрь 1973 г.

Какой путь я действительно предлагаю: путь вверх.
Я считаю, что роскошно-материальный XX век слишком передержал нас в полуживотном состоянии – кого от избытка, кого от голода...
Я не вижу никакого спасения человечеству, кроме самоограничения каждого человека и каждого народа.
И в этом – дух идущего сейчас в России религиозного национального возрождения.


А.И. Солженицын. «Чем грозит Америке плохое понимание России».
Февраль 1980. Вермонт.
Я... :)))

Простая логика Билла Гейтса


Билл Гейтс.

Полное выступление Билла Гейтса: официальный перевод в субтитрах TED2010.
Может понадобится включить русские субтитры.


Сознательная вырезка из речи Билла Гейтса.

Как они мыслят.
Ничего личного - чистая логика.
Ежегодно в атмосферу выбрасывается выбрасывается около 26 миллиардов тонн углекислого газа.
Это очень плохо.
На каждого американца приходится около 20 тонн углекислого газа, и менее одной тонны в год на человека в неразвитых странах.
Итак, золотой миллиард выбрасывает в атмосферу около 20 миллиардов тонн, а остальной мир около 6 миллиардов.
Как решить проблему загрязнения?
Чисто по американски, что и делает Билл Гейтс.
Сперва вводится некое среднее (!) число выбросов на человека на планете - около 5 тонн.
Затем предлагается формула в которой компоненты (усредненные (!) услуги, энергия затраченная на услуги и объем выбрасываемого газа) множаться на все (!) население земли.
В итоге предлагается сокращать его численность.
Сейчас она около 7 миллиардов и цифра стремится к 9 миллиардам.
С помощью вакцинации и служб репродуктивного здоровья, говорит Гейтс, можно добиться сократить эту цифру на 10-15 процентов.
Что конечно же, с их точки зрения, уже неплохо.
Но, как говорит Гейтс, если мы боремся с бедностью, то даем услуги всем людям на планете!
Возможно золотой миллиард и сократит немного свое потребление, однако всё равно в среднем потребление будет расти.
Проблема, однако...
Мысль Гейтса конечно передергивают.
Далее он как раз говорит о необходимости Чуда в технологиях и энергетике сокращающим выбросы углекислого газа практически до нуля.
Но это Чудо - лишь в гипотетическом будущем (по Гейтсу 40 лет).
А в американском мозгу вообще не укладывается мысль о необходимости сокращать сегодняшний объем услуг и энергетических затрат золотого миллиарда.
Остается сокращать лишь численность людей через программы репродукции в неразвитых странах.
Т.е. приносить в жертву Молоху чужих и собственных детей, как это уже было в Карфагене.



В древнем Риме большинство сенаторов смеялось над привычкой Катона - старшего (324-149 гг. до н.э.) начинать все свои речи фразой «Карфаген должен быть разрушен» (Carthago delenda est).
Завершал же он свои выступления похожей формулой – «поэтому я думаю, что Карфаген должен быть разрушен» (Ceterum, censeo Carthaginem esse delendam).
История показала, что голосом Катона говорила История.
Но об этом уже следующий пост.
Ну а пока что сокращением услуг и соответствующих им затрат успешно занимается коронавирус COVID-19.

P.S.

Но если Чудо Гейтса все же состоится.
И через обещанные Гейтсом 40 лет появится источник ядерной энергии с почти что 100% сжиганием всех ядерных отходов.
То можно будет просто позабыть про нефть и газ.
Не тут ли кроется невероятная активность нашей власти в строительстве "Потоков" и всевозможных "Сил"?
Конспирология, однако...
Я... :)))

Михалков про «чипирование» людей и Билла Гейтса



Сперва с трудом домучил "опровержение" от телеканала Дождь:
https://youtu.be/OA5yxXfUIkU
Один лишь трёп и ни полслова по существу.

Затем Генпрокуратура РФ заявила, что сообщения о том, что коронавирус является генно-модифицированным биологическим оружием для уничтожения людей с помощью чипирования под видом вакцинации и т.д. и т.п. - признаны фейком: "сообщается, что коронавирус является генно-модифицированным биологическим оружием, искусственно созданным с целью проведения чипирования населения и установления глобального мирового порядка, уничтожения людей путем заражения под видом вакцинации, а также о том, что спрогнозировать распространение коронавируса можно путем нумерологических расчетов. Вместе с тем, ни Всемирной организацией здравоохранения, ни Правительством Российской Федерации, ни другими официальными органами власти Российской Федерации не подтверждена информация об искусственном изготовлении коронавирусной инфекции".
Конечно это так, но при чем тут чипизация и Гейтс?

Наконец дождался опровержения информации Н. Михалкова из вроде бы информированного источника: https://alexandr-rogers.livejournal.com/1298861.html

Но опять же лишь новые вопросы.

1. Так Патент всё таки есть и, как я понял, именно с этим номером 060606 (!).
2. Патент не на конкретное устройство, а на идею. То есть такого устройства не существует в природе (иначе бы патентовали уже конкретный девайс).
3. Там нигде не сказано про «инвазивное внедрение», то есть «чипизацию».
4. А сама суть устройства сводится к тому, что человек, который его носит (например, в виде браслета, как часы, а не «уколотый внутрь»), за какие-то свершенные действия будет получать некое вознаграждение в виде специальной криптовалюты.
Патент не содержит ничего ни про «тотальную слежку», ни про «контроль поведения», ни тем более про контроль мыслей.

Так это и есть чипизация, с точки зрения христиан.
Получат данное устройство лишь те, кто открыто отречётся от Христа.
Отказ от ношения устройства будет сугубо добровольным, попросят лишь написать письменный отказ с обоснованием, и будет являться отказом от источника вознаграждений в виде специальной криптовалюты.
То, о чем и говорит Михалков.
А вопрос контроля за передвижениями и речью уже решен и сегодня с помощью смартфонов.
До мыслей, я надеюсь, всё таки не доберутся.
Всё остальное - дело техники.

А вот, собственно, и сам патент компании «Майкрософт» под названием:
«Система криптовалюты, использующая данные активности тела»
Я... :)))

Тенденция

Немало поездив по стране, могу засвидетельствовать: число радикально настроенных атеистов за последние годы заметно выросло везде и охватывает весь политический спектр — от либертарианцев до неокоммунистов.

Их риторика ничем не отличается от статей главного сталинского подручного по борьбе с религией Емельяна Ярославского и, в конечном счете, от лозунгов тех, кто рушил церкви, мечети, синагоги, расстреливал священнослужителей и простых верующих. Уровень ненависти и дегуманизации их речей часто зашкаливает — «биомасса», «ватноголовые», «православнутые». Не побоюсь обвинений в гротеске: это язык подвалов ЧК, Мордовлага и Катыни. От того, что людей, его использующих, немного, и сидят они в «Кофемании», а не на Лубянке, суть не меняется. Выдайся шанс — пусть и очень немногие, но пересядут. Увы, история ХХ века научила нас именно этому.

Со времени скандала с Pussy Riot пока относительно немногочисленная, но все более активная и напористая группа критиков Кремля пытается продвигать в общественном пространстве свой набор «единственно правильных» оппозиционных идей. Их три: атеизм, социальный дарвинизм плюс кичливое бахвальство «научным мировоззрением». Все это — в сочетании с тотальным неприятием роли морали (которая, как ни крути, произрастает из религиозной философии) и гуманитарных ценностей в жизни общества.

Взгляды неформальных членов нового «твиттер-Политбюро» на экономику, федерализм, культуру, права гомосексуалов или, скажем, финансирование театров могут сильно, порой разительно отличаться. Но стоит произнести волшебные слова «православие головного мозга» или поиронизировать по поводу «сынов Аллаха» — и тебя немедленно зачислят в ряды антикремлевского авангарда. Биологи и физики в этих рядах слегка более заметны, чем филологи и историки: люди, оперирующие цифрами и формулами, инстинктивно не доверяют всякой «гуманитарщине». Они хотят перекроить политику и общественную жизнь на, как им кажется, рациональной основе, отвергают эмоции, традиции и, естественно, любую веру как факторы положительных изменений этой жизни. У них всегда и все «кому-то выгодно», а потому нужно просто найти правильный алгоритм — и власть сама упадет нам (то есть им) в руки...

Нам всем в России предстоит большой разговор об отношениях религиозных общин и государства, свободе слова и совести, образовании и культуре. Не стоит вести его языком ненависти и ультиматумов.


Константин Эггерт.
СНОБ, 14 АПРЕЛЯ 2020
Я... :)))

Чего желает русская буржуазия?


Честно рассказывает управляющий партнер Management Development Group Дмитрий Потапенко в интервью «БИЗНЕС Online».

Власть пошла по очень циничному, но правильному пути: она навертела то, что считает карантином, думает, что управляет экономикой, и под эту сурдину подложила весь микробизнес и малые предприятия. Мы опять язык в задницу засунем. Чего тут особенного? Как будто в первый раз!...
А что дальше? Как будто бизнес вообще рот открывает...
Есть какие-то действия? Программы действий?...
В лучшем случае каждый отстаивает интересы своей мелкой группировки и считает, что может договориться с крупной группировкой под названием «Государство». Так что я никаких изменений в массовом сознании не вижу. Обычные завывания, которые кончатся ничем. В закрытых кабинетах мне открыто говорят: «Сдохнете вы — придут другие». По этой логике власти живут и будут царствовать дальше. Они правы, а мы — нет.
Данный кризис рукотворный, он не институциональный. Это вызов мироустройству. Три фактора надо складывать в один, они появились не вчера. Возродилась из небытия крипта, то есть история частных денег, появился запрос, насколько пагубно влияние человека на матушку-природу, предвестником этого стала Грета Тунберг, которую тут же зачморили. Наконец, коронавирус — обычный сезонный грипп с непонятной виральностью. На это то, что мы называем государством, отреагировало одним — сделало из наших квартир тюрьмы и накинуло на нас нами же созданные цифровые наручники. Потому тут институциональный кризис и вызов. В демократических странах гражданское общество отреагирует, начнет как-то управлять своей жизнью, а не отдавать ее чинушам и политикам. А мы, как обычно, возвеличим царей — новых или старых, для меня это уже не важно.
Так или иначе, реализуем сценарий «Давайте нам царя!».

Во многих странах на поддержку МСБ выделяют минимум 10 процентов ВВП...
Выделяет кто? Выборное лицо. Он понимает, что если сегодня не выделит, то завтра сметут. А у нас никто и никого не уберет, так что и выделять что-то незачем. Почему он должен что-то выделять и на вас вообще обращать внимание? Сдохнете — и всё!
Мы же реально не влияем ни на какую власть...
Есть экономический базис и политическая надстройка...
Нет платежа без представленности, если переводить с английского на русский: вы осуществляете платежи, но у вас нет представленного человека, который управляет государственной системой. Тогда не ждите от того, кто представлен не вами, какого-то распределения благ... Бизнес бы сам разработал меры, пришел бы к выбранным им людям, и они бы их осуществили. А то опять возвеличивание какого-то царя!...
Я бы не попросил! Этот термин ко мне нельзя применять! Я бы выбил ногой дверь выбранного мною президента и сказал бы: «Мальчик, иди отсюда, ты не умеешь управлять! И принимать ты будешь те меры, которые я тебе сказал!» У меня нет царя! Абсолютно неверная постановка задачи! Вы приходите к этому сотруднику и говорите, что ему делать.
Я еще до того бы заявил: «Братан, кто тебе разрешил сокращать систему здравоохранения?» Это был бы первый вопрос. Затем сказал бы: «Разве я разрешал тебе выходить из-за стола переговоров и хамить саудитам?»...
А теперь говорят, что кризис случился, надо сходить к царю, чтобы он нас погладил. Вы сами создавали такую систему 20 лет и теперь должны жрать все это дерьмо полной ложкой!
Да, я говорю, что должно быть обнуление налогов. Но кого это трогает? С какого черта царь должен обнулить? Он скажет: «Заткни пасть, мальчик!» И будет прав. Малый и средний бизнес предпринимали хоть какие-то меры? Нет! Жрите и радуйтесь, что вас еще не пристрелили! То же самое гражданское общество, которое достойно того, что получает...

Думаете, власти что-то не понимают? У них великолепный циничный подход. Сдохнете — появятся на вашем месте другие. Менять надо базис! А если этого не сделать, то все рыдания про обнуление налогов и раскрытие кубышки бесполезны. Вы разговариваете с до зубов вооруженной группировкой. Вы можете только задницу подставить и ботинки ей вытирать. Она сидит на совершенно другой планете. А мы все время утираем сопли и думаем, какие требования выдвинуть. Никаких не нужно!...
У нас 90 процентов идиотов, задающих вопрос, всплывают только тогда, когда у них жопа. А когда им говоришь, что реновация неправильно проходит, то они молчат как упоротые. Мы собрали 2 929 предпринимателей, которые попали под программу реновации, и сказали, что бесплатно за них подадим в суд, потому что это незаконно. Знаете, сколько отреагировало? 12 человек. У остальных офисы и палатки сносят, они пошли на какие-то псевдосделки и воют молча. Так какие я должен претензии власти предъявлять? Там просто красавцы, на которых надо молиться! Это мы идиоты...
Все, что происходит в России, имеет причинно-следственные связи, которым лет 30 как минимум. Поэтому никакого удивления тем, как власть ведет себя по отношению к народу и бизнесу, быть не должно. Власть — кровь от крови и плоть от плоти нас самих. Если мы идиоты, то и они — тоже. Не ждите от них каких-то поблажек. Власть не должна нам ничего.

Мы быстро позакрывались и поувольняли людей Все, что касается общепита и ретейла, где можно, закрылись. В этом году потеряем примерно 30–40 процентов. Другое дело, что мы потом всплывем...
Людям, нравится или нет, придется искать работу, которой нет. Это не задача предпринимателя — создавать рабочие места. Пусть обращаются к тому, кто создал данный кризис. Видимо, гражданам надо предпринять какие-то меры, чтобы государство больше не создавало такие кризисы. А если оно перекинет проблему в обратку, что нужно казнить предпринимателей и добить 60 процентов, которые у них работают, также не вариант. Наши сотрудники тоже решали свою мелкособственническую задачу.

Бизнесмены сейчас понаберут дополнительных кредитов, а разорения пойдут позднее. Я подобное уже видел и проходил! Это же снова инфантилизм в надежде на то, что все отскочит. Когда все выйдут, будет уже 10 мая, люди станут как обглоданные медведи. Посчитайте, эти зомбаки смогут прокормить свою порезанную контору на 20–30 процентов продаж от предыдущего года? Попросту говоря, они нарастят долги, а банки ничего не прощают, ведут себя идеально.
Что же делать? Власти вызывают больше уважения, чем эти зомби, поскольку первые хотя бы прагматично поступают. А наши коллеги подставляют свои семьи. Я помню людей, которые полезли в петлю. Они тоже тянули и ждали отскока, а, когда пришло время отдавать долги, у предпринимателей сдали нервы и они полезли в петлю вместо того, чтобы заняться политикой, этим неприятным словом...
Нужно обнулять свои знания, готовиться к новому клиенту — из берлоги. Мир обнулился, все! Если вы считаете, что необходимо протянуть, то закрывайтесь сейчас, не морочьте голову ни себе, ни своим сотрудникам. Они хотя бы быстрее найдут нормального работодателя...

Появится клиент, который станет потреблять базовый набор вещей и услуг. Никаких финтифлюшек и бантиков, только ровно то, что поддерживает его бренное существование. Это послевоенный клиент.Невозможно к этому готовиться, если ты сейчас надеешься протянуть. Тогда ты уже мертв. Ты идешь, но ты уже мертв. Отпусти людей, ты не работорговец, не тешь себя иллюзиями и не внушай надежд, которые не существуют. Это не плохо и не хорошо, не все пропало!
Просто мир изменился, его картину поменяли с твоей же помощью, родной...
Говорят, что я все печально рассказываю. А это перестанет быть грустным, когда лавочник займется чем-то большим, чем его лавка, и будет думать о том, что такое государство. Он должен хотя бы чуть-чуть размышлять о том, что президент — это он, тогда станет предпринимать шаги, сразу начнутся изменения. Тут даже не зависит от того, какого именно президента человек для себя видит.
Главное — не царя и не бога, а исполнительный механизм под названием «Президент».


Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/465222?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&utm_campaign=dbr

Честнее не куда.
Власть должна служить только ИМ, - тем кто её ставит.
Обнулить для НИХ налоги.
При том, что не задача предпринимателя — создавать рабочие места.
Его задача зарабатывать деньги здесь, а тратить ТАМ.
И зарабатывать не производством, а перепродажей.
А они будут выбивать ногой дверь выбранного ИМИ президента.
Не царя и не бога, а исполнительный механизм под названием «Президент».
ИХ подчиненный механизм...

Мечтатели...